И снова Он.

Маша узнала про Мистера А.

 Первое, что она сказала: «Когда пойдем тусить в общагу?»

Знаете ли вы, сколько смысла в этом вопросе?

Расшифровывается он таким образом:

«Когда мы накупимся бухла, завалимся в общежитие, свяжемся с Аней, начнем с ней пить, потом пойдем по этажам угощать остальных, нажремся в свинское состояние, чтобы в этом свинском состоянии ты познакомился с Мистером А. и вы затусили вместе?»

Маша, сама по себе, потрясающий человек.

Зная, что есть возможность произойти чему-то невозможному, она начинает этим пользоваться.

Да, вы правы, я у нее не спросил.

Что будет дальше, даже если мы с ним «затусим»?

Чем это продолжится и чем это кончится?

Правильно — ничем.

Стать к нему ближе — да я стану.

А потом по приходу домой вырву себе сердце из грудной клетки и, не успев выкинуть его в окно, упаду замертво и заляпаю кровью пол.

Находиться в дружеских отношениях с человеком, которого ты любишь, но априори не можешь с ним быть, просто потому что он предпочитает женщин, значит — убивать себя медленно, выжимая кровь из сосудов и отрывая от себя куски мяса и скармливая собакам.

День был потрясающий.

Но...

Маша внесла свой вклад.

Я вернулся домой и просто почувствовал себя овощем.

Я сижу, не ем, не пью, не разговариваю с домашними.

Вот пару минут назад я немного приподнялся, чтобы написать этот пост.

Дальше не будет ничего.

Я просто лягу в кровать и, если получится, засну.

Или же пролежу всю ночь с открытыми глазами, уставившись в потолок.

Это все, что я могу на данный момент.

 

 

 

 

 

 

А знаете.

Я схожу в общежитие.

На День студента.

И пусть потом мне будет плохо.

Зато может я смогу поговорить с ним.

Услышать, как он обращается ко мне.

Как называет мое имя.

И мне будет плохо.

Но это не будет волновать меня,
пока мы будем сидеть в одной комнате и дышать одним воздухом.

Комментариев: 1

Я пьян

Каждый раз я прихожу сюда и пишу о разных людях.

Это происходит крайне редко, но все-таки происходит.

Каждый раз какой-то из этих всех людей, окружающих меня, причиняет мне какой-либо стресс, боль, эмоциональную встряску. Или же просто влияют на мой кругозор, или предпочтения.

Я рассматриваю их, как направляющие, они меняют мою жизнь.

Но к сожалению, я никак не влияю на их жизнь.

 

В этот раз речь пойдет о Мистере А.

Он, наверное, не такой, как все. кого я встречал раньше.

Он лучше.

На самом деле, каждый раз, когда я пишу сюда что-либо о ком-то, это значит, что я прощаюсь с ним.

Я пишу сюда и оставляю все, что связывало меня с этим кем-то здесь — в словах.

И поэтому я с уверенностью могу заявить — А. не тот человек, с которым я готов расстаться и оставить здесь. Мне кажется он навсегда останется внутри моей головы, пропитанный моими мыслями, окутанный нервами.

Вернемся же, все-таки, непосредственно к нему.

На чем остановился? На том, что он прекрасен. А. представляет собой двадцатидвухлетнего юношу, с густыми черными как смоль волосами. Прическа а-ля «стиляга». Гордый профиль. Крепкий взгляд, сводящий с ума. Ненавязчивая стильная борода. Невысокий рост, где-то метр шестьдесят пять. Стильная, удобная одежда. И курит он очень завораживающе. Так, словно это его последняя в жизни сигарета — не торопясь, плотно затягиваясь и выдыхая дым, немного закинув голову назад. Наслаждается этим до такой глубины, что даже не хочется его беспокоить в эти моменты. Сам по себе немного даже в теле. Такой себе мужчина-медведь. Мощный, грозный, надежный, сильный. Но есть в нем и другое. Как оказалось, Мистер А. большой ценитель классической музыки. Хотя по нему с первого взгляда и не скажешь. Вслушивается в скандинавские мотивы, любит скрипку и норвежских исполнителей. К тому же он очень сентиментален. Записи забиты песнями к Рождеству и прочими трогательными мелочами. Тем не менее, он не лишен немного даже жестокого чувства юмора. Любит подшучивать над собой и другими.

В принципе, он воплощение всех моих мечтаний.

А теперь о том, что нас связывает.

А...

Ничего.

Вот так.

Да, он один из тех людей, до кого мне не удалось дотянуться, при том, что он совсем близко.

Мы учимся на одном курсе, но на разных факультетах.

Он не знает, как меня зовут и что я вообще существую.

Зато я знаю про него почти все.

И да, жизнь несправедлива.

Я не смогу его забыть.

Я и не буду пытаться.

Я просто оставлю это здесь и буду жить дальше.

Я не буду тянуться к звездам.

Я останусь на бренной земле.

Но ведь правду говорят — тяжелей всего забыть того, с кем у тебя ничего не было.

 

Комментариев: 2

Ванечка

Есть в мире такой себе Ваня.

У Вани есть существенные проблемы.

В то время, как выглядит он на двадцать шесть с лишним, на самом деле Ване восемнадцать.

Обаятельный такой крепыш часто терпит поражение в отношениях с женщинами.

Трудно с ними контактировать, когда им хочется, чтобы тебе было двадцать восемь, а тебе всего лишь на десять лет меньше. И вроде все нормально, но они улыбаются… уходя. И не возвращаясь.

Ваня смешной, притягивающий. Такой себе плохиш с бархатным голосом и в галантных, модных одеждах.

Матерится много, бороду отращивает. Хотя создается ощущение, что это борода отращивает Ваню.

Взгляд — огонь. Но это так, если вы — невнимательны. Когда вы с ним наедине, этот взгляд становится мягким и немного тоскливым, грустным. Завсегдатый весельчак на самом деле тоже терзается внутренными несчастиями. Такой же, как и мы. Такой же человек.

Кажется, я слышал, что Ваня — футболист. Мечтает попасть в какую-нибудь великую команду (я в этом не разбираюсь), привозить домой кубки и завоевывать мир. У нас разные мечты.

Я, например, мечтаю, имея все, что я имею, стать счастливым. Что, в принципе, сложно.

Да, современный мир меняется, но люди никогда не перестанут сторониться меня и при возможности отводить взгляд.  Я всегда останусь отдельной частицей общества и остальные такие же, как я, тоже.

Ваня будет одним их тех, кто захочет сторониться меня. Но пока что я настолько незаметен для него, что смысла бояться этого — нет.

Я всегда буду наблюдать за ним со стороны.

Вот и сейчас я не отвожу от него глаз. Смотрю поверх экрана ноутбука. Наблюдаю за тем, как он аккуратно склоняет голову на колени моей знакомой, явно с надеждой на продолжение банкета и вечерние ласки. Ластится как котенок. Это пока она так добра к нему. Она еще не знает.

Мне кажется, что если выбирать среди нас — меня и этой дамы, то скорее всего я больше хочу согреть его ночью, чемона. Но увы и ах...

Сейчас он доволен. Но пройдет время...

 

И вот, ночь. Мне не хочется спать и я открываю этот черновик.

Пронаблюдав пол вечера, как Ваня протанцевал с этой слегка заинтересованной в нем дамой, я осознал, что все идет по сценарию. Теперь она сопит, уткнувшись ему в плечо.

Он нежно обнимает своими неуклюжими ручищами её за плечи и иногда целует её лицо.

Думаю, она уже поняла все для себя и огорчилась. Она случайно узнала, что ему восемнадцать.

Этот почти неуловимый взгляд я распознаю везде и всегда. Я замечал его сотни раз.

Нотка разочарования и мгновенно возрастающего безразличия. И все это для него.

Она уже решила, что он — не то, что ей нужно. Ведь он теперь для нее — ребенок.

 

Утро. Я все там же, где и был до сна — в кресле напротив кровати, где ютятся мои друзья.

Ваня один. Её нет еще с пяти часов. Я проводил её взглядом, когда она натянула свои сапоги и умчалась в темноту утра. А после я уснул.

Сейчас, вот прямо сейчас, он проснется. Звонок будильника и… Ай да я — Ванга male-версия.  Он открывает свои прекрасные карие глаза. Молча оглядывается вокруг. Окинув меня взглядом, Ваня, наконец, смотрит мне прямо в глаза. Я неотрывно смотрю на него. В мыслях только «Да, она еще одна, которая бросила тебя». Мне кажется, он это прочел.

Почесав бороду и усевшись «по-турецки», он посмотрел на свои носки, а после снова поднял голову.

-Почему? — спрашивает он меня, глядя вроде бы и на меня, но в то же время — куда-то в пустоту.

Такое ощущение, что он знает про то, что я знаю. Мне остается пожать плечами.

-Не знаешь? И я не знаю… Думаешь она первая? — Ваня смотрит на меня так, словно я был его лучшим другом на протяжении всей его жизни. Я бы все отдал за то, чтобы он смотрел на меня так всегда.

И сейчас, вцепившись в крышку ноутбука, я сдерживаю в себе страшные силы — мне хочется сказать ему: «Я знаю, сколько их было в точных числах. Я знаю, чего ты хочешь! Я знаю, что ты любишь и как хочешь жить!». Но мысль о том, что я не могу ему всего этого дать, останавливает меня.

Ах, прекрасные карие глаза, этот грустный взгляд… Когда ты расстроен — ты так прекрасен. О боже, какая жестокость!

Я хочу подсесть к тебе и просто взъерошить твои каштановые короткие волосы. Обнять и сказать «Все будет хорошо, Ванечка, ты просто дождись».

Но разве он это оценит? Он — мужчина. Он старательно стремится им быть. Мужчины не терпят сожаления и жалости. Мужчины не плачут и не ждут объятий.

По крайней мере, от других мужчин...

И вот, я снова молча развожу руками в стороны.

-Не первая? — наконец решаюсь я подать голос. Он немного с хрипотцой, потому что в горле все пересохло от волнения. Я надеюсь, это меня не выдаст.

-Далекооо не первая… — мягко отвечает он.

Ваня опускает вниз взгляд, снова дотошно изучая свои носки. Выпрямив ноги, он разворачивается и ложится обратно, подвинувшись ближе к стене и уткнувшись лицом в эту ужасную подушку.

Я прислушиваюсь. Беспокойная тишина. Только его ровное дыхание и тихий храп остальных ребят.

Тяжело, неправда ли, когда ты не можешь выпустить все это из души? Когда не можешь заплакать?

Вы бы имели такую силу воли?

У Вани она есть. Позже, к полудню он снова будет дебоширить, смеяться, веселить друзей.

А я, закрывая глаза каждый раз, буду видеть этот полный боли взгляд. Потому что, кому, как не мне, знать, как это — когда любишь ты, но не любят тебя.

Комментариев: 0

Веселая игра

Когда садишься играть в «Варфрэйм» и тебя подключают к другим игрокам, начинаешь понимать, что вокруг все свои.

Из общаги.

С района.

И это на всю-то Европу.

Понимаешь, что с половиной ты спал,

с четвертиной ты не в  ладах,

с одной двадцать пятой вы желаете взаимно смерти.

И тут-то пригодилась поговорка.

Я бы с вами на разведку не пошел бы.

Ни за какие коврижки.

Провалить такое количество миссий, только потому что неслажено воевали.

Не делились здоровьем и находками.

Не убивали врага, заточившего союзника в угол.

И эвакуация, конечно же, не происходит, потому что вы не можете договорится между собой.

И страдают все.

И миссия провалена.

 

Напоминает обыденную жизнь, разве не похоже?

На что мы готовы, ради собственного убеждения?

На гибель своих? На пролитую кровь? На продажу души дъяволу?

На эти вопросы нет ответа.

И всей жизни не хватит, чтобы разобраться.

 

Кстати, в понедельник в универ.

Еще одно место, где ты все время находишься под дулом пистолета.

Удачи.

Ты и твои «союзники» всегда готовы на нечто большее,

чем ты можешь себе представить.

На нечто бооольшее.

Комментариев: 2

Гражданские разборки

Меня бросили, прошлой осенью… (с)

А меня этим еще летом.

Почти осень, 28 августа.

Нет ничего удивительного.

Так сейчас модно.

Сейчас модно быть непостоянным, несвершенным, модно недоговаривать, недоделывать, недолюбить, недожелать. Модно недожить с человеком, даже если ты любил его больше жизни. Модно.

Хотя разве тебя любили, если бросили ради социального мейнстрима?

Сейчас модно встречаться с несколькими подряд, бросать одного, заводить другого.

Сейчас модно быть нестандартными — девочкам быть с девочками, мальчикам с мальчиками.

И неважно, что хейтеры заберут у тебя молодость.

Неважно, что они отберут у тебя настоящую, неподдельную разноцветную любовь. Когда геи перестанут быть модными, кому ты будешь нужен, кроме меня?

Хейтеры поддадутся новой моде, а ты останешься ни с чем.

Я не модный.

Я не размениваюсь по мелочам.

Я такой с детства, голубоватый сладкий принц.

А когда твои голубые принцессы бросят тебя, ради нового веяния, врата в моё королевство уже будут закрыты. Потому что гордость — страшная вещь.

Но ты по прежнему будешь мне нужен.

Тупой и корыстный, «поддельный» ты.

Комментариев: 0

Посадить дерево, построить дом, вырастить сына, умереть спокойно.

Комментариев: 0
LordOfPanda
LordOfPanda
Был на сайте никогда
79 лет (01.09.1939)
Читателей: 3 Опыт: 0 Карма: 1
все 3 Мои друзья